Творчество               О себе              О Псалмах              Написать автору

 

 "ПСАЛМЫ царя Давида, жреца Асафа, трёх КОраховых сыновей - певцов, Моше-пророка, царя Шломо, Эйтана-мудреца..." 

   

 

 
 

 Я родился в г. Киеве 28-го сентября 1961 года. Отец – Филипп (Файвиш до года моего рождения) Дубинский – сын Моисея,  переплётчика, и Добы  Дубинских, киевлян. Папа был человеком сложным, из тех, кого обычно называют философами: стена около изголовья его кровати была исписана краткими, афористичными высказываниями, приходившими ему в голову во время бессонницы. Папа говорил, что в молодости его буквально распирала музыка и что он, если бы имел возможность учиться, мог бы стать композитором. Но война, эвакуация (папа был не годен к военной службе по состоянию здоровья – сколиоз позвоночника), необходимость зарабатывать на кусок хлеба, -  не позволили получить достойное образование и папа, обладая высоким художественным чутьём, выбрал для себя профессию фотографа. Достаточно сказать, что еврей Филипп Моисеевич Дубинский  12 лет! проработал главным фоторепортёром Высшей партийной школы в г. Киеве. Ценили, значит, за что-то! Папа не был религиозным человеком, но, тем не менее, у изголовья его кровати всегда лежала Библия. Мои родители развелись, когда мне ещё не было 3-х лет. Папа полагал, что семьи живущие по религиозным законам (иудеи, христиане, буддисты, мусульмане), значительно прочнее, а значит – счастливее, чем «безбожные», в которых часты разводы, взаимная ложь, скандалы, измены.   В связи с этим, между мной и отцом происходили вечные споры: я, хоть и был достаточно хорошо знаком с Библией (был период, когда я посещал собрания баптистов и субботников-адвентистов), исповедовал атеистическое мировоззрение и не намерен был изменять своим убеждениям из преимуществ чисто житейского, прагматического характера. Я, будучи 14-15-летним подростком (в тот короткий 1,5- летний период, когда жил у своего отца) главную ценность религии видел, да и сейчас придерживаюсь тех же взглядов, - в морально-этических принципах, нравственности. Кстати сказать, что на  книжных полках моего отца почётное место занимал 2-х-томник Бенедикта Спинозы, главное произведение которого, Этика, было самым серьёзным образом изучено; среди книг был Эммануил Кант со своим восхищением безусловностью нравственного закона внутри нас; Григорий Сковорода – бродячий украинский мудрец, поэт и пример человека на все века; Махатма Ганди – аскет, патриот, воплощённый  принцип Л.Н.Толстого «непротивления злу насилием».   Почётное место занимали несколько томов последних работ, посвящённых комментариям и осмыслению евангельских текстов, ставшего библиографической редкостью, юбилейного полного собрания сочинений  Л.Н.Толстого. Кстати, все эти книги стоят теперь на моих книжных полках ( отец ушёл из жизни в  Иерусалиме в 2005-м году). Светлая ему память.

     Моя мама родилась в семье украинца Петра Евтихиевича  Дударенко  и еврейки Фани Самуиловны Ситняковской. Дед моей бабушки Фани, отец Самуила, Израиль Ситняковский, имел мельницу в Радомышле и, будучи человеком добрым и честным, пользовался заслуженным уважением у местного населения. Так, во время  еврейского погрома периода гражданской войны, будучи выведенным из своего дома со всей своей семьёй для расправы пришлой бандой, местные жители, не евреи, также принимавшие участие в погроме, заступились за Израиля Ситняковского, уверяя , что именно его семью следует пощадить, поскольку относились к нему с большим пиететом. Этот случай настолько из ряда вон выходящ и удивителен, что  сам по себе  характеризует степень порядочности корней моей семьи.

     Мой дед, отец мамы, Пётр  Евтихиевич Дударенко, был человеком удивительным во всех отношениях. Он, бывало, приглашал в дом нищенку и, накормив обедом, незаметно вкладывал ей в карман купюру, провожая к выходу. На первую(!) свою зарплату купил зимнее пальто своему тестю, Самуилу, чтобы тот не мёрз, когда пешком, из экономии, был вынужден в лютый мороз ходить на работу. Работая инженером в Промстройпроекте, по ночам изучал микробиологию, учась на вечернем биофаке киевского университета, а на экзамене по этой дисциплине  профессор сказал, что такого блестящего ответа он ещё никогда не слышал и пригласил его тут же в аспирантуру. Но, война… Его мать, Вера Григорьевна Дударенко, в девичестве Гагарина,  из обедневшего дворянского рода князей Гагариных, окончила институт Благородных девиц.  Она, работая паспортисткой, была репрессирована Сталиным за помощь в оформлении документов беглому из ссылки белогвардейцу . Пройдя пытки в застенках НКВД, была сослана как враг народа. Её сын, Петрусь, как она его называла, в первые же дни войны, имея бронь по состоянию здоровья (туберкулёз),  ушёл добровольцем на фронт, поскольку, сын врага народа, как он считал, не мог себе позволить не быть призванным в ряды воинов Красной Армии в столь трудный час. Он погиб на той войне, оставив  единственную дочь - Галю, мою мать. У меня сохранилась небольшая заметка из газеты «Вечерний Киев» , в которой довольно известный украинский писатель Вадим Собко вспоминает своё детство и тёплые дружеские отношения со своим двоюродным братом Петрусём Дударенко, моим дедом. Надо сказать, что у  деда Петра был хороший музыкальный слух и он часто любил петь украинские песни: «Взяв бы я бандуру»,  «Дывлюсь я на небо». Эти песни есть и  в моём репертуаре. Светлая ему память.

      Моя бабушка Фаина (Фейга  по свидетельству о рождении) Самуиловна, хоть и была          дочерью традиционно религиозного человека, считала, что совесть  и есть Бог в нас, и суд совести – это и есть суд Б-жий. Бабушка Фаня, будучи убеждённой коммунисткой, в начале перестройки, когда появились статьи о преступлениях большевиков, пошла в свою парторганизацию и, положив свой партбилет, отказалась от членства в КПСС. Увлёкшись сионистской идеей, репатриировалась в Израиль, через год после меня, вместе с моей мамой, но, к сожалению, через год умерла. Похоронена в Иерусалиме. Светлая ей память.

    Родная младшая сестра бабушки Фани, Вера Ситняковская, не создав своей семьи, всё тепло и материнскую нежность своей души вложила в меня: читала мне, ребёнку, стихи А.С. Пушкина, Корнея Чуковского, С.Я.Маршака. «Кошкин дом»  Маршака, я, в 4-х летнем возрасте! знал наизусть, с воодушевлением читая в лицах, стоя на табуретке. Может быть, именно тогда зародилась во мне склонность к декламаторскому искусству. Я  знал  практически наизусть «Руслана и Людмилу», «Сказку о рыбаке и рыбке», «Сказку о царе Салтане» А.С.Пушкина. До глубокой старости она сохранила ясный ум, имея множество друзей, ценивших её за искреннюю сердечность и готовность помочь мудрым советом.

   Мои вокальные способности открылись  в возрасте 15-и лет, когда я, наслушавшись  ранних песен Владимира Высоцкого и  романсов в исполнении Николая Сличенко, с успехом стал исполнять их в компаниях, аккомпанируя себе под гитару. Вообще-то, моё музыкальное образование началось в 6-летнем возрасте, когда меня записали в музыкальную школу по классу фортепиано. Но, то ли педагоги не сумели увлечь меня, то ли не было достаточно строгости в семье, чтобы заставить меня заниматься, то ли по какой-то иной причине, я , окончив с трудом 4 класса музыкальной школы, поставил жирную точку на своей карьере пианиста. И только в возрасте 14-и лет, перейдя жить к своему отцу, снова начал занятия в музыкальной школе, но по классу гитары, по-видимому, интуитивно предчувствуя, что гитара мне пригодится. Папа, обнаружив во мне способности к пению, говорил, что родной брат  его деда  по материнской линии был кантором в синагоге. Что ж, вероятно, мне передался, в какой-то мере, талант моего прадеда-кантора. Кстати, забегая несколько вперёд, хотелось бы отметить, что я один год прозанимался на курсах канторского искусства при Большой иерусалимской синагоге.

Вокальному и актёрскому мастерству в каком-либо специальном учебном учреждении я не обучался. Но я , с восхищением внемля  великим  певцам и артистам, - таким, как Николай Сличенко, Фёдор Шаляпин, Иосиф Кобзон, Михаил Козаков, Иннокентий Смоктуновский, Зиновий Гердт - считаю их своими Учителями и горжусь этим.

   Моя мама, Галина Дударенко, окончила биофак Киевского университета, а затем успешно защитила кандидатскую диссертацию по энтомологии. После тяжёлого развода с моим отцом больше ни с кем семью создать  не пыталась. Работала в  укргосинспекции по карантину растений. Репатриировавшись в Израиль, была некоторое время активисткой   правой партии  «Емин Исраэль». Сейчас проживает в Ашкелоне. Долгих лет жизни.

    Я, по окончании средней школы, поступил в медицинское училище, окончив его с отличием и дипломом фельдшера. Два года службы в рядах Советской Армии в качестве фельдшера ракетно-зенитного полка на Дальнем Востоке были трудной школой. По возвращении домой работал при кабинете иглорефлексотерапии поликлиники для учёных Академии наук УССР, чрезвычайно увлёкшись этим замечательным  методом традиционной китайской медицины. В конце 80-х на подъёме еврейского национального движения принимал участие в качестве певца в театре «Егудим» («Евреи»). У нас на квартире была размещена сионистская библиотека: много евреев побывало в ней. Я принимал также активное участие в молодёжно-сионистском движении «Бейтар», созданнм великим соотечественником Владимиром (Зэевом) Жаботинским.

    В Израиле - с марта 1991-го года. Диплом фельдшера помог мне обрести профессию медбрата и я  по сей день зарабатываю на жизнь, облегчая человеческие страдания.

Моим хобби оставалось пение песен под гитару. Репертуар значительно расширился благодаря циклу песен на иврите: в основном это традиционные песни, религиозного содержания. Был период, когда я разучил несколько популярных песен на идиш. В какой-то момент я понял, что мог бы исполнять песни не только под гитару, но и под фонограммы, т.н. минусовки (песня минус голос). Один профессиональный музыкант записал мне несколько дисков популярных эстрадных минусовок. Вышло в копеечку. Тогда мне пришла в голову мысль: не связываясь с дорогостоящими студиями звукозаписи, научиться самому «клепать», записывать песни под фонограммы, что я и сделал, приобретя минимально необходимую аппаратуру для домашней студии звукозаписи. Немного освоившись, я начал экспериментировать с декламацией поэзии, и попытался соединить чтение стихов и музыку. Я увлёкся этим и записал под, на мой взгляд, подходящую музыку несколько стихотворений таких поэтов как Максимилиан Волошин, Александр Блок, Игорь Северянин , Николай Гумилёв, Гарсия Лорка, Уолт Уитмен и других. Результатом остался в общем и целом удовлетворён, хотя , с точки зрения профессионального звукорежиссёра, мои работы оставляли желать лучшего.

  Однажды  предметом моих мелодекламаторских экспериментов оказалась книга Псалмов в переводе с иврита Верой Горт, уже давненько мной приобретённая. Связавшись с автором перевода по указанному в книге номеру телефона и получив её «добро» на звукозапись псалмов  в моём исполнении, я с воодушевлением принялся за работу. Начитав весь цикл, регулярно списываясь с автором перевода и внося необходимые коррективы, т.е. часто полностью перезаписывая псалом из-за где-то неверного ударения или невнятного произношения одного-двух звуков, я представил свой труд на суд некоторых из своих друзей. Результат опроса был почти единодушен: «Слишком душераздирающе». Что ж , вняв мнению критики, я перезаписываю весь цикл вторично, значительно снизив накал страстей и столь досаждающий слушателю, хотя и, на мой взгляд, оправданный материалом, уровень пафоса. Надо сказать, что ещё тогда, когда  я только купил книгу Псалмов и вчитывался в эти совершенно замечательные строки, меня смутило очень часто упоминаемое в них, хоть и не всуе, запретное четырёхбуквенное имя Б-га, т.н. Тетраграмматон, которое имел право произносить лишь первосвященник в Святая святых Храма раз в году  на Судный день. Впрочем, написанным оно могло быть, но не произносимым.  Вера Горт вначале была категорически против что-либо менять в тексте, но со временем, видимо, поняла, что это необходимо сделать и решилась внести необходимые изменения в текст в соответствии с требованием Традиции. Так возникла необходимость в 3-ем переиздании Книги Псалмов. Мне же ничего не оставалось, как, получив от автора текст со всеми коррективами, начитать его в 3-й раз, ещё более совершенствуя своё  мастерство декламатора.

Книга Псалмов  это удивительное творение!  Я, знающий многие псалмы наизусть, каждый раз не перестаю восхищаться глубочайшей искренностью и высоким духом этой древней и, вместе с тем, по-человечески близкой и понятной  мне, сегодняшнему человеку, поэзии. Я очень хочу, чтобы эти Псалмы услышало как можно больше людей.


 

Библия, Святое Писание, Ветхий Завет, Книга Книг… Эти названия Канона историко-религиозных текстов, сложившихся на территории древнего Израиля и Иудеи, известны практически любому мало-мальски образованному человеку. У современных евреев этот Канон принято называть ТАНАХом. ТАНАХ – это аббревиатура трёх основных  составляющих частей т.н. Ветхого Завета: ТОРА или Пятикнижие Моисеево  или  Книга Закона, Невиим или Книги Пророков и Ктувим или Писания. Книга Псалмов или, иначе, Книга Восхвалений, входит в канон текстов, составляющих  Писания. Авторство текстов, составляющих Книгу Псалмов, в большинстве своём приписывают второму царю древнего Израиля – царю Давиду, сменившего первого царя – Шауля или Саула. И, хотя авторами текстов, составляющих Книгу Псалмов, были разные люди, жившие, в основном, в эпоху Первого иерусалимского храма , т.е. , в течение, примерно, четырёхсот лет: с 10-го по 6-й век до н.э., канон Книги Псалмов принято называть в обиходе Псалмами Давида. В церковно-славянской традиции  Книга Псалмов называется  Псалтырью. Чтение или пение псалмов в традиционной манере является неотъемлемой частью ежедневной православной и католической литургии.

Псалмы читают ежедневно и евреи в синагогах всего Земного шара. И не только в синагогах: очень часто можно встретить еврея, читающего Псалмы на остановках, в общественном транспорте, в очередях, в общественных учреждениях: это считается богоугодным занятием. Для всех случаев жизни есть специально рекомендованные псалмы: при рождении ребёнка, при обряде обрезания, бракосочетания, при разводе, при болезни, перед поездкой, перед экзаменом, после еды и перед сном. Почему же именно тексты Книги Восхвалений, Книги Псалмов или Псалтыри  приобрели такую невероятную популярность и пользуются таким особенным авторитетом как среди евреев, так и среди самых различных конфессий и направлений христианства? В чём же тайна такой необычайной актуальности и востребованности текстов 3-х тысячелетней  старины? Ответить на этот вопрос непросто.

>
        <p class=Многие крупные  поэты  делали попытку поэтического переложения как отдельных псалмов так и всего Канона, состоящего из 150-и текстов Книги Восхвалений. Среди них и Михаил Васильевич Ломоносов, переложения псалмов которого Пушкин считал лучшими произведениями его, Николай Языков. Из современных авторов следует отметить  переложение  Псалтыри Андрея Аверинцева, Наума Гребнева, Николая Басовского. На сегодняшний день большинство таких попыток остаются востребованными относительно небольшим количеством верующих и ценителей.

В 2000-м году в издательстве ЭРА вышла книга  «Псалмы царя Давида, жреца Асафа, трёх Кораховых сыновей-певцов, Моше-пророка, царя Шломо, Эйтана-мудреца» в переводе с иврита поэтессы Веры Горт, содержащей весь Канон Книги Восхвалений, так и называвшейся: Псалтырь – с  авторским комментарием, ссылками на обстоятельства и события, упоминаемые в разных местах ТАНАХА или Ветхого Завета, карты древнего Израиля. Кроме 150-и канонических текстов, под №151-м вошёл неканонический псалом, найденный среди Свитков Мёртвого моря в т.н. Кумранских пещерах Иудейской пустыни в 1948-м году. Это уникальный, чудом сохранившийся текст, приписываемый самому царю Давиду, был списан с оригинала, бережно хранящегося в музее Книги в Иерусалиме. Весь же Канон Книги Восхвалений, т.е. все150 псалмов, написаны Верой Горт современным высокохудожественным поэтическим языком в, хотелось бы подчеркнуть, полном соответствии с буквальным, подстрочным переводом авторитетного ортодоксального раввина Давида Йосифона и комментариями к нему профессора Касуто, также признанного ортодоксального авторитета.  А еврейская ортодоксальная дотошность  в  следовании буквальному смыслу каждого слова Торы – Священного Писания - стала притчей во языцех. Таким образом, читатель или слушатель Псалтыри в литературно-поэтической версии Веры Горт прикасается  >
        <p style=фактически к подлиннику  религиозной поэзии древнего Израиля периода Первого Иерусалимского Храма. Помимо высокой  эстетической ,чисто художественной и стилистической ценности, Псалтырь Веры Горт  вызывает у читателя глубокий эмоциональный резонанс, сопереживание, сочувствие, соучастие. Псалмы исполнены самых различных человеческих чувств и переживаний, но – всегда искренни и честны. Псалмопевец, очень часто находясь в критических обстоятельствах (угрозы жизни со стороны смертельного врага, тяжёлой болезни, подступившей старости) обращается с надеждой, верой, любовью, исполненных сильнейшего эмоционального напряжения, к Богу – тому, кто действительно может помочь и спасти от неминуемой гибели. Поэтому, многие псалмы воспринимаются, по меткому выражению Марины Цветаевой, как «вопль вспоротого нутра». И поэтому же, от серьёзного и вдумчивого читателя или слушателя требуется определённая степень  душевного мужества  и стойкости для восприятия, ибо крик души автора псалмов, жившего несколько тысячелетий тому назад, способен обжигать и потрясать  наши с вами сердца  и сегодня, вознося душу к вершинам поистине божественного трагизма.

Поскольку не всем слушателям, по понятным причинам, известны события и обстоятельства жизни главного героя и автора большинства псалмов - царя Давида, и другие события истории древнего Израиля, отражённых в предлагаемых вашему вниманию псалмах, - полагаю уместным вкратце о них рассказать.  Еще в раннем юношестве, будучи пастухом, Давид начал сочинять вдохновенные молитвы Творцу. Пророк Самуил, авторитетнейший судья Израиля, в своё время  посвятивший Саула на царство, разочаровавшись в своём избраннике, избрал (помазал) в цари  Давида, сумевшего победить в единоборстве гиганта-воина филистимлян – Голиафа. Саул же, из зависти к славе своего оруженосца, возненавидел Давида и захотел его убить. Но Давид, понимая, что его жизни угрожает смертельная опасность, был вынужден длительное время скрываться и, будучи глубоко религиозным (что в значительной мере и определило выбор пророка Самуила),  не терял мужества и веры в своё избавление, питая их своими молитвами-песнопениями  Богу, свято веря в Его защиту и помощь. После гибели Саула, Давид стал царём Израиля, и за 40 лет своего царствования, сумев победить всех своих врагов, создал мощное и значительное по своей территории  государство со столицей в Иерусалиме, расположенном на горе Сион. И именно на горе Сион в Иерусалиме его сын Соломон построил величественный   Храм Богу Яхве, культ которого был установлен Моисеем (Моше) и его братом Аароном по исходе народа Израиля из Египта. Отсюда, кстати, и происходит слово   «сионист», что означает: преданный Сиону. А арабы хотят сделать Иерусалим столицей своего палестинского государства… Смешные!.. Храм  Соломона в Иерусалиме, простояв около 4-х веков, был разрушен в 586 году до н.э.  Навуходоносором (это отражено в трагичнейшем из псалмов, авторство которого приписывается жрецу Асафу  - Псалме 79-м).  Израильтяне были уведены в плен  в город Вавилон, унеся с собой память об Иерусалиме навеки  (Псалом №137) . Через 70 лет в соответствии с указом царя Кира, значительная часть пленных израильтян вернулась и началась эпоха Второго Храма, и именно в тот период Книга Восхвалений и была канонизирована и стала неотъемлемой частью храмового, а затем и синагогального богослужения.

И в заключении считаю необходимым сделать несколько разъяснений  для слушателя не знакомого с ивритоязычными именами собственными, часто встречающимися в Псалтыри Веры Горт. Так, часто встречаются такие имена и обозначения Бога как Элогим, Элога, Эль; слово Адонай  означает Господь; Шауль – царь Саул; Шмуэль – пророк Самуил; Бавель – Вавилон; «там, у бавельских рек» - «там, на реках вавилонских»; Эдом – потомки Эсава, брата Иакова, враждовавшие с Израилем; Цион – гора Сион. Музыкальный фон  к избранным псалмам  состоит, в основном, из традиционных песнопений  хора Большой Иерусалимской Синагоги и её главного кантора Нафтали Герштика. Использована также музыка Сергея Рахманинова, Фридриха Генделя и других. 

 

 

- Все псалмы из Книги Псалмов (3-его издания) Веры Горт, продекламированные Петром Дубинским

 - Мелодекламация 104-го псалма

 - תהילים. Псалмы в переводе с иврита рава Давида Йосифона (изд-во "Мосад рав Кук", Иерусалим). 

 

 

 
 

 - Бхагавадгита в переводе академика Бориса Смирнова 

 - Галактион Табидзе - стихи

 

 - Русские романсы

 - Цыганские романсы

  - Песни "за Одессу"

 - Шлягеры под фонограммы, исполенные Петром Дубинским.

 

 
  © Вера Горт

© Дизайн - Ольга Романова

 
 

Узнать о возможности приобретения книги оптом и в розницу можно в Москве, отдел реализации издательства Э.РА 

(495) 379-15-41 (с 19 до 21 ч.) Аферов Николай Валерьевич

Издательство: 8-906-704-68-73 Ромм Михаил Наумович

Как издать свою книгу в издательстве Э.РА  

 

 

Банерная сеть "Гуманитарного фонда"